Dark Fiction | Erotic Cobrastan

Profile photo of CobrastanCult

CobrastanCult

EVE Ingame: Messir Astaroth
EVE Corp: The Cobrastan Cult [.CCBP]

Мессир - это своего рода динозавр. Он играет в EVE Online еще со времен пятого по счёту патча Revelations I (2007), т.е. с тех времен, когда большинство наших читателей даже не слышали про Еву.
Profile photo of CobrastanCult

четверг, 5 ноября 2015 г.

Dark Fiction | Erotic Cobrastan

 Похождения в лесу.

Я никогда не хотел рассказывать об этой истории, так как мне сложно было представить человека, которого она могла бы заинтересовать. Конечно найдутся те, кто будут кричать про мораль и осуждать меня, но вне зависимости от этого, моя история произошла на самом деле, и имела свои последствия, о которых я напишу позже.

Дело было в лесу, неподалеку от моей деревни.

Я всегда любил гулять голышом, и получал сильнейшее возбуждения от страха, что меня может кто-то увидеть. Мне нравился ветерок, ласкающий мои гениталии, мне нравилось садиться своими яйцами на траву, и щекотать ей член, мне нравилось как по моим лобковым волосам ползают различные жучки, и как на них садятся мухи. Свое увлечение мне, понятное дело, приходилось скрывать от людей, так как я живу в деревне, и меня многие знают. Иногда меня видели, но издалека и только женщины, которые пугались зрелища обнаженного молодого человека, и потому сразу уходили. А встречи с мужчинами я избегал, так как боялся что меня вначале зачмырят а потом набьют морду и как-нибудь унизят или даже опустят.

Был обычный выходной. Я зашел в лесную чащу, и разделся на своем обычном месте. Гуляя по лесу как обычно голышом я случайно набрел на развалины какого-то старого сруба. Судя по всему, в былые времена этот дом был большим и по меркам прошедшего времени – очень роскошным. Сейчас же он представлял из себя покосившееся, полуразвалившееся строение, которое и жильем-то назвать нельзя. Внутрь я не заходил, потому что знал, что там пол засыпан мусором, осколками стекол, и засохшим дерьмом.

Неподалеку от развалин этого старого, некогда великолепного особняка, когда-то давно, во времена его молодости, был процветающий хутор, в котором жизнь по слухам пульсировала ключом. Потом все люди по необъяснимым причинам куда-то исчезли, и хутор опустел. Со временем дома сгнили и, то что от них осталось, пошло на отопление близлежащих деревень, в одной из которой спустя много лет родился я.

Все что осталось сейчас от старых домов – это поросшее бурьяном и молодыми деревьями поле, да старые ямы от домашних погребов. Всего их было семь или восемь, я точно не помню. Проезжающие мимо люди приспособили эти ямы под мусор, и постепенно заваливали их чем попало. Вокруг этих ям росла высокая крапива, как домашняя, так и дикая, которая сильно жалила. Соседские мальчишки считали за доблесть в одних шортах попрыгать или сплясать что-нибудь в глубине крапивных зарослей.  Это у них было своеобразным экзаменом на мужественность. Если смог, значит ты – “пацан”. Если не смог, значит – “баба”, с которой нормальные “пацаны” дружить никогда не будут.

Мне нравилось иногда разряжаться, хлестая себя по спине и ногам этой крапивой. Иногда я маленькими крапивными веничками хлестал даже по яйцам и члену. Вот и сейчас, я, проходя мимо, решил заглянуть сюда. Я знал, что вокруг было ни души, и следовательно, опасаться, что меня тут кто-то увидит, причин никаких не было.

Сделав всё то, что я собирался сделать, я ополоснулся в речке и пошел домой. На следующий день я снова пришел сюда. Спрятав свой велосипед в кустах, я надел рукавички, и, вытащив из джинсовой ширинки член, стал ходить возле кустов крапивы. Поначалу я делал это довольно нерешительно, но потом, осмелев, так как возбуждение нарастало с каждой минутой, я наконец решился и зашел в самую гущу жгучих зарослей, почувстсовав всем членом и яйцами дивные прелести ожога крапивы. Было вполне терпимо, и я даже покрутился там немного, подставляя член и яйца под новые ветки крапивы, которые прикасались к самой нежной части моего тела, и эротично скользили по ней, словно это были не ветки, а маленькие жгучие угли, которые согревали мой член изнутри, и переполняли его возбуждением.

Немного попривыкнув, я решил обострить ситуацию еще немного, и достал заготовленные еще дома штаны, в которых ехать на велосипеде, да и вообще показываться на людях было нельзя. Они были распороты по шву от опушки спереди и до опушки сзади, и мои гениталии свободно болтались и торчали наружу, как будто я их ничем не прикрывал. Я тут же пошел еще не притоптаными кустами крапивы, и сразу забрел в самую гущу. Крапива, ласково проскальзывая между ног, ударялась и тёрласи о член и яйца, постоянно жаля их в разных местах. Я представил, что на меня смотрят все мои знакомые и незнакомые деревенские девушки, и от этого сразу чуть не кончил.

Я переходил из одних зарослей в другие, и когда мои яйца и член стали чуть менее чувствительны, я нарвал крапивы, и, сделав из них веник, стал слегка парить себя между ног, стараясь попасть между ягодиц, и затронуть нежное пространство между мошонкой и анусом, так чтобы дико хотелось там сильно чесать и трахаться.

Тут-то и произошло то, чего я не ожидал и всегда боялся. Бросив косой взгляд на тропинку, которая от меня находилась в нескольких метрах, я повернулся назад к своей любимой крапиве, и снова резко посмотрел на тропинку. На ней стоял небритый мужик лет сорока, или около того, и смотрел на меня. Заметив, что я наконец-то его увидел, сказал:

-Может, помочь? – И ехидно улыбнулся.

Я растерялся и не знал что ему ответить. Просто стоял как вкопанный столб посреди зарослей крапивы, а мой член и яйца покачивались в разные стороны от моего волнения, так как я сам дрожал, не понимая, толи от испуга, толи от того, что я так неожиданно попался.

-Чего молчишь, может помочь – спрашиваю, а то самому-то небось не с руки себя хлестать-то? – Снова спросил он и подошел поближе, остановившись возле крапивы.

Я понятия не имел откуда он тут взялся. Он был намногос тарше меня и крепче физически. Злить и спорить с ним, было бессмысленно, и я только молчал.

– Ну, молчание – эт знак согласия! – Сказал он, и стал рвать крапиву голыми руками. Было видно, что он не белоручка. Руки были мозолистыми и сам он загоревший, как и все сельские жители, которые трудятся не покладая рук и на работе, и дома, и с утра до вечера.

Подойдя ко мне, и все еще ехидно ухмыляясь, он шлёпнул меня веником крапивы между ног.
-Ну как? – Спросил он.

-Ничего. – Коротко ответил я.

– А так? – И он снова хлестнул меня по яйцам и члену между ног. Причем проделал это дважды.

– Норма-ально… – Чуть ошарашенно ответил я, заметив, что у него в штанах стал образовываться бугор. Тут-то я и понял, что он наверное давно наблюдал за мной, и все никак не мог решиться выйти, пока я его не заметил.

– А если так? – и он снова несколько раз махнул своим крапивным веником, отхлестав меня по яйцам, заднице и члену.

– Ничего. – Тихо ответил я, и даже не шелохнулся.

После этого он как-то даже удивленно хрюкнул, и начал хлестать меня со всех сторон. Шлепки сыпались на мои многостродальные члены со всех сторон, и только после двадцатого или тридцатого шлепка я услышал его голос снова.

– Ну как, жалит?

– Не так сильно… – Ответил я, умолчав о том, что в моей голове давно шумело от сексуального возбуждения. Наверное примерно так шумит в головах у подростков, которые дрожащими руками стягивают с подружек джинсовые обтягивающие шортики.

Мужик взял у меня рукавички, обстоятельно нарвал новый веник, и с новой, утроенной силой, стал парить мне промежность, лобок, гениталии и попу.Так продолжалось несколько раз, пока он не исхлестал три или четыре веника.

– Сильно жжёт? – Неуверенно спросил он.

Я как можно более спокойно ответил, что я перестал чувствовать, и поэтому его веники теперь не жгут совсем.

Мужик округлил от удивления глаза, и, нарвал снова веник, натолкав в него и домашней, и дикой крапивы, после чего стал жилить меня еще с большей яростью, чем прежде. Я даже стал помогать ему, сняв свои разрезанные штаны и поставив ноги на ширину плеч, чтобы ему было удобнее. А когда он велел мне лчь на траву и раздвинуть ноги, я выполнил это с такой быстротой, что сам от себя не ожидал такого, и удары крапивными вениками посыпались с новой силой. Сейчас, когда я лежал, парить было удобнее и привычнее, шлепки были намного более резкими, и прижигали гораздо сильнее, чем когда я это делал сам. Я даже несколько раз ойкнул, но не подал вида, что мне было больно.

Экзекуция крапивой по моим гениталиям и нагому телу продолжалась более получаса, если не час. А то и больше.  Я уже в области паха, зада, и спины ничего не чувстсовал, и мне было все равно, сколько он будет еще меня там парить. И потому, я спокойно лежал, подставив свои спину, задницу, яйца и член под удары веником. Мужик понял, что мне уже всё стало безразлично, и, чтобы показать свое превосходство надо мной, сказал:

– На сей раз хватит, в другой раз, если попадешься – пеняй на себя. – Сказал он и бросил мне рукавички с многострадальным веником.

Он повернулся, и я увидел, что его брюки спереди надулись огромным бугром. Его член стоял как кол от всего, что он видел и проделал. Видимо, он получил массу экзотических ощущений и впечатлений, и теперь достойно ретировался, медленно шагая в сторону леса.

Я встал и пошёл к велосипеду, чтобы переодеться и возвратиться домой. Мой член и яйца не ощущали ровным счетом ничего. Даже прикосновения моей руки. Я знал, что так бывает и не особо расстраивался. Пока я добирался до дома мой член и мошонка изрядно опухли. Волдыри были по всей поверхности члена и яичек, а так же по всему телу.

Конечно ощущения были как и всегда необычные, но больше всего меня возбуждало то, что я получил их не от любящих ласк женщины, а от того, что мне член и яйца отжарил крапивой простой мужик. Прохожий, который случайно меня увидел, оказал неоценимую помощь, и снова ушёл собирать грибы. Сознание того, что он мог бы мне набить морду, постепенно улетучилось, и я даже стал менее скептически относиться к тому, что меня, совершенно обнаженного, могут увидеть в лесу местные мужики.

(c) из ненаписанного дневника Мессира.

The Cobrastan Cult | Necro Mission

Profile photo of CobrastanCult

CobrastanCult

EVE Ingame: Messir Astaroth
EVE Corp: The Cobrastan Cult [.CCBP]

Мессир - это своего рода динозавр. Он играет в EVE Online еще со времен пятого по счёту патча Revelations I (2007), т.е. с тех времен, когда большинство наших читателей даже не слышали про Еву.
Profile photo of CobrastanCult

(Старое)

понедельник, 27 апреля 2015 г.

The Cobrastan Cult | Necro Mission

The Cobrastan Cult в срочном порядке открывает программу сбора дрейфующих человеческих тел.
В отличие от бесхребетных червей из собора и Истинных Гонеров из альянса Терра Регнум, The Cobrastan Cult будет платить за привезенные тела.
Для того чтобы передать нам замороженные тела погибших людей, вам необходимо оформить контракт на корпорацию The Cobrastan Cult, и указать у нем наличествующее количество жмуриков.
Предварительно нужно притащить груз в систему Stacmon. Там находится наша походная часовня.
Контракты ставить сроком на 2 недели.
The Cobrastan Cult принимает только контракты со следующим количеством дохлых мудаков:
1) 3 Трупа…………………….300.000 иск
2) 6 Трупов…………………..600.000 иск
3) 13 Трупов…………………1.300.000 иск
4) 26 Трупов………………….2.600.000 иск
5) 33 Трупа……………………3.300.000 иск
6) 66 Трупов………………….6.600.000 иск
7) 99 Трупов………………….9.900.000 иск
8) 113 Трупов………………..11.300.000 иск
9) 333 Трупа…………………..15.000.000 иск
10) 666 Трупов………………. 20.000.000 иск.
Контракты, количество мертвой биомассы в которых не будет равно Каноничному Числу – оплачиваться не будут, и будут идти как благотворительность.
Данная программа может послужить хорошим подспорьем для начинающих пилотов. Цены конечно символические, но для начинающих пилотов, они могут быть хорошим исковым “впрыском”.
*Не надо контракт из 666 трупов раздрабливать на контракты по 3 трупа, и заниматься  прочей подобной хуетой. Просто. Не надо. Пожалуйста. 

Chronicles | Dark Rithuals

Profile photo of CobrastanCult

CobrastanCult

EVE Ingame: Messir Astaroth
EVE Corp: The Cobrastan Cult [.CCBP]

Мессир - это своего рода динозавр. Он играет в EVE Online еще со времен пятого по счёту патча Revelations I (2007), т.е. с тех времен, когда большинство наших читателей даже не слышали про Еву.
Profile photo of CobrastanCult

(Старое)

понедельник, 27 апреля 2015 г.

Chronicles | Dark Rithuals

Древняя Некромантия.
Темная магия Доисторических Людей – жителей Земли.
—Материал найден в раскопках Аз’зрэк Утур—

-начало записи-

Для наилучшего понимания, а следовательно и работы с мертвой силой, необходимо отметить следующие существенные нюансы в виду которых закостеневшие в непроходимом рационально-заземленном мировоззрении умы, непростительно заблуждаясь, идентифицируют Темное с остаточной после смертной и искаженной функцией некогда живого комплексного механизма – человека.

Тьма – Смерть – мертвое.

Мертвое и Тьма не едины.

Посмертные сущности не найдут во Тьме ни развития, ни продолжения, поскольку невзирая на нематериальную явственность привязаны к примитивнейшим планам бытия и зависимы от жизни циркулирующей активными процессами в существах физических, живых.
Смерть исходна от Темного Начала и жизнь рассматриваемая как цикличное существование в пределах замкнутой целостной системы само достаточного совершенства
противоестественна Ему как инородному и чуждому абсолюту Не-жизни подразумевающей отсутствие законов оной и наличие иных не стерилизованных и потому единственно живых устремлений свободного Духа.
Смерть является узаконенным и связующим переходным элементом в циркуляции энергообращений жизни только в виду фактически совершенной адаптационной системы вселенной на предмет внедрения деструктивных, с точки зрения ее самосохранения, явлений.
Мертвое же как некая условная нефизическая субстанция является побочным эффектом жизни, от света и смерти, от Тьмы. Посему мертвое есть не что иное как “продукт” столкновения бескомпромиссных интересов противоборствующих сторон – образованного света и Тьмы Изначальной. Слишком узконаправленное и одноуровневое, для того чтобы называться третьей силой – мертвое, не Тьма и не свет. И будучи противоестественным свету оно не является и дружественным проявлением ко Тьме, но всегда пред Нею склонится.

Некромантия как стезя черного искусства.

Некромантия…Некролатрия…Восхваление смерти, а не жизни. Обращение к мертвым, как к познавшим тайну бытия и перешагнувшим порог. Восхваление их, как владеющих знанием недоступным живым. Ни одно знание, приобретенное человеком, не сравнится с тем, чем владеют мертвые. Их обожествляют, прося поделиться сокровенным, им приносят жертвы, стараясь задобрить, выполняют их указания, ведь слово мертвого в сто раз сильнее, нежели живого. Это слово духа, пришедшего из Нави и изложившего свою волю.
Смерть это всегда черта, за которой неизвестность недоступная живым.
И стремление прикоснуться к ней, взглянуть хотя бы одним глазком будет всегда томить человека, иногда вынуждая его обратиться к запретному искусству, имя которому Некромантия. Подчас это желание настолько неукротимо, что заставляет человека поступаться религиозными принципами, его верой в бога в угоду своему желанию контакта с загробным миром. Это желание, будучи развитым, может увести человека от бога, передав его во власть Тьме.
Важно то, что желание общения с мертвыми уводит человека от христианского образа жизни в мир Смерти, мир некрореальности. Мистерия призвания и изгнания человеческого духа сама по себе уже является богохульством.
Некромантия является разделом Черной Магии, актом нарушения установленного порядка жизни и смерти.
Человек принимает на себя полномочия бога, открывать и закрывать проход в царство мертвых. Многие труды церемониальной ( белой) магии исключают Некромантию, как черное колдовство. Делается маленький, но шаг от бога. Шаг в сумрак, где можно услышать хлопот крыльев порождений Ночи. Где рыскают в поисках добычи слуги Гекаты.
Использование крови оператора в Некромантии вещь обязательная, так как она несет в себе жизнь. И как противоположность жизни- предметы Смерти. Человеческий череп, кости, траурного цвета одежды. Происходит некий симбиоз, в результате чего дух противоестественным способом покидает место своего пребывания и поддерживаемый жизненной силой взывающего проявляется подчас до видимых форм. Он прилетает привлеченный желанием и пролитой кровью. Но не слетятся ли на место вызова ужасные слуги Гекаты, те сущности, для которых душа человека желанная добыча? Умышленное внесение их имен в заклинание гарантирует их появление. Ритуал следует советовать проводить во время Черной Луны, так называемых дней Гекаты. В это время открывается проход и все ритуалы и деяния отправляемые ночью, не остаются без внимания. В качестве места – перекрестки дорог, традиционное место. Ритуалу должен предшествовать пост, во время которого оператор должен избегать любого проявления радостей жизни, это погрузит его сознание в морок Смерти. Черный горный хрусталь – этот камень обладает свойствами призывать Ее, медитация на нем изменяет сознание. Мертвая вода, собранная в стоячем водоеме используется для очищения вещей. Земля, огонь черной свечи…
Точка приложения сил мертвого племени – vitality. Точка приложения сил некроманта контроль ситуации, минимизированная эмоциональность-самоконтроль, должная подготовка и сила воли достаточная для импульса начальной направленности.

…Мертвые приходят в странных, разнообразных и под час неожиданных формах.

Мертвец слеп. Последовательность его прямой атаки схематически гениально проста и по принципу действия аналогична принципу ловли и поглощения пойманной жертвы пауком.
В обнаруженную, потенциальную жертву впрыскивается яд, растворяющий внутренности до состояния однородной удобоваримой массы, затем приемлемое вещество без промедлений употребляется. Яд воздействия мертвеца – страх, в котором растворяются прочие эмоции и vitality (жизненная сила) живого существа посредством исходящих эманаций ужаса переходит к неупокоенному.
Мертвец слеп. И некромант идет на сознательный риск и жертву осознанно представляя возможность лобового столкновения на территориях захоронения и вероятность частичного лишения жизненных сил.
Тем не менее издержки черного ремесла окупаются результатом

Некромантия не рассматривается в данном случае как умение подчинять чистую разрушительную энергию смерти и способность мановением мысли исключать из жизни неугодных личностей, это летально претенциозно, но как возможность эксплуатации жадной и непрерывно голодной, а потому чрезвычайно опасной для объекта воздействия силы.
Вышеизложенные объяснения определяют мертвое и способ взаимодействия – некромантию с позиции Темного духа.
И Темный дух колдовства, определяя средства
пагубы и разрушения причисляет ремесло некромантии к черному искусству.

Дни смерти.

Велика власть Смерти над миром, простерта ее длань над землей и над морями, в воздухе клубится смрад разложения, возвещающий о том, что непогребенные готовы восстать. И Гелиос прячется за облаками, дабы не осквернить свое золото о гнилостность неприкрытую саваном, дабы не коснулись его лучи алой крови убиенных, стремящейся проникнуть в подземные чертоги.
Дни и ночи отмечены смертью , каждый миг смерть своей властью гасила светильник жизни, и чем полнее проявилась ее власть, тем громче кричат об этом голоса живых и тем больше места это событие занимает в сокровищнице памяти.
Дерзнувший, вспомни смерть неприглядным ликом представшую пред тобой под лучами золота или во тьме ночи. Эти дни должны быть отмечены как дни совершения таинств, ибо это дни смерти.
В дни, когда грани между мирами соприкасаются, и велика на земле власть мира подземного, когда духи и призраки, мертвые и чудовища находятся в состоянии великого волнения должно проводить великие ритуалы, прославляющие Подземных Богов и вызывать мертвых, чьи души с великой охотой отвечают тому, кого знает Смерть.
Эти дни – источники огромной силы и знания для посвященных и таинства, свершенные в часы великого мрака, ведут к головокружительным вершинам духа. Духи Смерти, собирающие обильную жатву, всегда благосклонны к взывающему, если на алтарях, им посвященных, смрадно курятся благовония и жертвенный дым всасывается трещинами земли. Любое мрачное колдовство, любое смертоносное заклинание, любое проклятие или обращение к Царству теней, проведенные в дни смерти будут троекратно усилены. Дерзнувший, помни об этом.
Но есть черные дни смерти, когда сама Смерть распахивает свои крылья над миром и все Ее порождения вырываются на землю, чтобы попытаться насытиться, прикоснуться к живому, и, найдя благодарного слушателя рассказать ему свою ужасную историю.
Дерзнувший, в день смерти, в последний день месяца разожги огромный ритуальный костер и его пламя будет маяком для блуждающих духов и всей нежити. Приготовь свою жертву – кровь и колдовское вино и не устрашись.
В дни смерти взывай к великой богине, ибо ее расположение – ключ к таинствам бездны тартара и власти над мертвыми….

-запись обрывается-

Skip to toolbar