Home | Архив 2015-2016 | Dark Rai | Chronicles | Ancient Manuscript #4

Dark Rai | Chronicles | Ancient Manuscript #4

среда, 20 июля 2016 г.

Dark Rai | Chronicles | Ancient Manuscript #4

Chronicles of Dark Rai

Ancient Manuscripts
Chronicle #3

Название: Migin Ramon
Дата первой исторической публикации: 14.09.2009 – 15:36.

Автор: Dark Rai
Репост: Messir Astaroth
Оригинал: http://forum.eve-ru.com/index.php?showtopic=30984#entry661539


Migin Ramon

Я устало облокотился локтями на стол, подперев голову ладонями. В моем личном рудокопе класса “Халк” было тепло и тихо…
Слишком тихо. Неестественно тихо. На буровой барже не должно быть так тихо…
Обычно внутренние отсеки кораблей этого класса постоянно заполнены никогда не стихающим шумом постоянно работающих механизмов. Даже если баржа не вгрызается в астероиды своими гигантскими лазерами, механизмы все равно продолжают работать вхолостую. Они никогда не смолкают. Никогда.
Потому что если их выключить, то они больше никогда не включатся…

Друзья смеялись и крутили у виска, когда я нанимал лучших мастеров своего класса, и платил им бешеные деньги, чтобы они полностью изолировали жилые отсеки корабля от шума. Тогда звукоизоляция влетела мне в копеечку… Но работой я был доволен.
Ни одного звука не проникало больше за стены машинных отсеков. Ни одного.
Я тогда думал что это мне поможет… Я ошибся. Не помогло.
У меня по-прежнему дико болела голова. Ни одно лекарство не помогало, врачи разводили руками… Никто не знал почему моя голова уже который год раскалывается от адской боли.
Если бы не было звукоизоляции, я бы сошел с ума.

В комнате где я сидел практически ничего не было. Только стол, стул… тусклая лампа над столом. Маленький серебристый конус коммуникатора на столе. Все остальное было скрыто в кромешной тьме. Даже настенный отображатель локала был погашен, несмотря на правило Альянса и элементарную технику безопасности. Плевал я и на правило и на технику.
Боже, как же она болит… Я потушил свет, запракинул голову и закрыл глаза. Нет это невозможно вынести. Просто невозможно.
– Господи, ну за что мне это? – в который раз спросил я пустоту.
Пустота мне ответила многозначительной тишиной, а голова – новой вспышкой боли.

Снова пытаясь отвлечь себя от дикой боли, разрывающей череп на куски, я погрузился в воспоминания.

Вокруг песок. Скалы светло-коричневого цвета.
Лицо закрыто броне-пластиком. Дует сильный ветер.
Вдруг в поле зрения появляется фигура, облаченная в черную, как смоль, броню. На голове у нее такой же шлем как у меня, лицо закрывает непроницаемый внешнего воздействия экран.
Человек вплотную подошел ко мне.
– Готов? – тихо шепнули наушники.
– Да. – так же тихо ответил я.
– Тогда пошли. – человек бесшумной кошачьей походкой направился к проглядывающим сквозь песчанную бурю контурам приземистого здания. В его руке пистолет-пулевик “Киллер-7”, бесшумная модель с черезвычайно мощной силой выстрела. Выбор большинства профессионалов.
Мы подошли к двери. Она встретила нас угрюмым молчанием бронированых створок темно-серого цвета.
– Заперто. – констатировал он.
Впрочем это его не остановило. Пистолет изчез, и в его руке на мгновение появился декодер, после чего так же стремительно исчез.
Через пару секунд замок пискнул и створки с шипением разошлись.
– Нам туда. – указал он на вентиляционное отверстие сверху, когда мы уже были во внутреннем коридоре.
Делать нечего, придется ползти по тесной шахте вентиляции. Как хорошо что там не было плазменных экранов, и систем наблюдения.
Через некоторое время на радаре появилась точка назначения.

– Вот она. – еле слышный шепот.
– Вижу. – так же тихо ответил я.

—–

Мы стояли перед саркофагом. Крышка лежала рядом. Гравитационное поле поддерживало каменную махину на расстоянии полуметра от земли.
– Ну что, здравствуй. – прошептал мой напарник, глядя внутрь каменного сосуда.
Покоящееся в саркофаге создание не ответило ему.
Я подошел поближе, и заглянул вовнутрь. Девушка. Даже нет, фея. Ибо нет на свете такого слова чтобы описать ее вселенскую красоту… Она была как будто не от мира сего.
Непроницаемый шлем повернулся ко мне. Не говоря ни слова, мне протянули пистолет.
– Давай. – с этим словом он отошел назад.
Дрожащими руками я взял оружие. Я… я не смогу. Я не смогу.
Я сказал это вслух.
И тут фея открыла глаза.
Боже, какие прекрасные у нее были глаза… Я стоял и млел. Рука начала медленно опускаться…
– Иди ко мне, милый… – бесшумно позвала она меня.
– Мигин! – предостерегающе крикнули за спиной.
Я не услышал.
– Иди ко мне-е… – ее глаза начали наливаться томным багровым оттенком.
Силы стали уходить стремительно.
– Мигин! – сзади крикнули уже громче.
Я понял что я… люблю ее! Люблю больше своей жизни! Да! Я люблю ее!
В ее глазах было лишь одно – желание… меня! Она желала меня! Меня!
Я все смотрел и смотрел в эти наливающиеся кровавым цветом очи глаза. Потому что я должен смотреть туда. Должен.
– Твою мать!…
Мне что-то врезалось в правый бок. Я отлетел к стене.
И как оказалось, вовремя. В следующее мгновение глаза феи лопнули, выстрелив каждый по шипастому отростку в полтора метра длинной, которые сразу же попытались обвиться вокруг того места. где только что была моя голова.
Тс-ск! Тс-ск! Тс-ск! – откуда-то из далека доносились звуки выстрелов.
Пули шмякаются о незащищенную плоть. Она умирает… Не-ет… Я должен ей помочь…
Мысли еле ворочались в голове. Я уронил голову и заснул.

Я открыл глаза. Опять это воспоминание… Раз за разом память подкидывает мне его.
На столе тихонько пискнул коммуникатор.
Только не это…
– Да? – измученно ответил я, – уже догадываясь кто это.
Конус раскрылся, осветив комнату ярким голубым светом, и раскрывая передо мной голографический экран.
– Ну чего надо… – пробормотал я, щурясь от ослепительного света.
– Да так… Разговорчик есть. – голос Арбидарка, разнесшийся эхом по пустому помещению, не предвещал абсолютно ничего хорошего.
Я схватился руками за голову.

About CobrastanCult

CobrastanCult
Messir Astaroth - это один из тех старичков, которые играют в EVE с тех древних времен, когда только-только увидел свет патч с порядковым номером #5 (пять). Это был Revelations I (2007), знаменитый своими патчноутами, раз и навсегда изменившими облик игры.