Home | Архив 2015-2016 | The Cobrastan Cult | Chronicle: Cadiz Prison Facility. Part I.

The Cobrastan Cult | Chronicle: Cadiz Prison Facility. Part I.

понедельник, 27 июля 2015 г.

The Cobrastan Cult | Chronicle: Cadiz Prison Facility. Part I.

Хроника: Тюрьма Кадиз.
Часть Первая.
Аббатиса Эссенская.
Я Доминик Сент-Клер. И это — рассказ о моей жизни в секретной тюрьме. Прошло уже много времени, как я мучаюсь на зоне, внутри какого-то гигантского астероида. Это страшное место постепенно меняет мою жизнь. Это раньше я была гордой красивой девушкой, занимавшей престижную должность генерального директора в известной транс-галактической корпорации Les Gardiens, которая занималась исследованиями и благотворительностью в галактических масштабах. Теперь я просто рабыня и подопытная дырка для любой минматарской зечки, зека или охранника. Легко мне не приходится, вся безоблачная жизнь навсегда осталась в прошлом. Но главное влиться. К тому же, мне надо научиться от всего получать удовольствие, если я тут хочу выжить. Выжить до того момента, как меня найдут и вытащат отсюда мои друзья. Они ведь не могут меня бросить и забыть после всего, что я для них сделала! Этими мыслями я иногда утешала себя.
Первые месяцы я почти все время проводила в местном «лазарете», если можно так громко назвать ту каморку, где надо мной проводили манипуляции тюремные врачи. Отпиздить или порезать мое тело было обычным делом для моих сокамерниц. Многие из них прошли Амаррское рабство, поэтому запредельная, патологическая жестокость к холеным личикам была у них не просто в крови, а в генах. Они сразу почуяли во мне Амаррскую кровь. Я и сама знала, что она есть у меня, но никогда не придавала этому значения. А эти — сразу поняли что к ним в камеру пришел Враг. После массовой потасовки и моего избиения я попала в карцер, где шоу продолжилось. В карцере меня ждала куча здоровенных негров-минматар, которые надавали мне по ебалу и по почкам. Вскоре они нашли другое занятие: один трахал мой анал кулаком, другие били мне по животу, пытаясь нащупать этот клак. В конце концов они стали глумиться над моими сиськами и сосками, порезав их каким-то самодельным лезвием буквой Х – 10мм надрезом. После этого сиськи напоминали нераскрывшийся цветок. Оттуда я в лазарет и попала. Надрезы довольно бесцеремонно зашили и кое-как обработали. От сосков осталось одно название. Много крови потеряла, так что была страшная слабость. Вернулась обратно в камеру через две недели.
В камере меня уже ждали с нетерпением. Мужики из карцера рассказали моим бабам о новой забаве – «нащупай кулак в животе» и бабы захотели попробовать. Удары у баб были не такие сильные, так что было терпимо. Пока одна из баб бурила мою задницу, приговаривая «получай, амаррская шлюшка!», мой организм выдал сзади порцию отходов и испачкал ей руку, за что впоследствии я была наказана.
     После одной из прогулок по внутреннему дворику тюрьмы, нас вернули в камеры, где стоял очень едкий запах. Уходя — такого не было. Быбы из моей и соседних камер насрали нам в очко, закупорив слив. В параше было литров 6 жидкого мессива. До ужина меня заставили все сожрать. Столько говна с моей и впоследствии моей рвоты — я еще никогда не ела и не видела. До ужина было 3 часа. И за это время, я даже половины не съела. Тем более что, пока я ела, кто-то постоянно мне добавлял дерьма и срал прям на голову. Толстые и твердые какашки я даже любила глотать, а жидкое меня всегда тянуло на рвоту. На ужин я не ушла. И доесть я не успела. После ужина толпа разъяренных сокамерниц, за то что в камере такая вонь — отпиздили меня и переломали руки. Наша МАМКА прыгнула на мои слабые руки, пока другая зечка держала их друг на друге, скрещенными у пола. Как только она сломала мне руку, от страшной боли и болевого шока я потеряла сознание. Только в лазарете увидела два гипса и фото раздробленных костей и теперь уже штырей с пластинами, державших их.
В лазарете меня навестил Мессир, известный в Большой Галактике как Messir Astaroth. Старый, больной ублюдок. Я хорошо знаю его, это он меня схватил и привез сюда, предварительно разрушив мой корабль, и хладнокровно перестреляв все спасательные капсулы с членами экипажа. Я так и не поняла как это произошло. Каким-то образом меня извлекли из капсулы, забрали достаточное количество крови, чтобы я ослабела, после чего привезли сюда. Перед тем, как продать меня в местный притон, из которого я потом попала в тюрьму, Мессир изнасиловал меня, и сказал, что моя нейросвязь с Сервисом Клонирования была им разрушена, и если я захочу убить себя чтобы перенести свое сознание в свежего клона, то я просто погибну навсегда, а он в мое отсутствие сделает все возможное, чтобы разрушить все мои начинания и осквернить мою репутацию, обесчестить мое имя и утопить в грязи всю мою жизнь, вписав Аббатису Эссенскую в историю так, как захочется ему. Я не знаю почему, но почему-то я сразу поняла: все что он сказал — правда. Страшная правда, которая ему самому грозит пожизненным отключением от нейросети и лишения лицензии капсулира. Что же я ему сделала, раз он готов пойти на такое?!
     Потом Мессир ушел, послав мне на прощанье поцелуй и отвесив насмешливый поклон. Сразу после того как он ушел, зашли мои сокамерницы, очевидно ожидавшие за дверью, пока этот ублюдок налюбуется тем, что от меня осталось. Сокамерницы принесли с собой ведро. Кормила меня медсестра, но в этот раз еду принесли они. Руками я пошевелить не могла, так что и не сопротивлялась, а готовилась к боли. Помимо ведра, с собой у них была воронка и полтора метровый шланг. Мне открыли рот и начали засовывать шланг в рот. Запихнули на пол метра. Пихали на сухую. Я боялась, чтоб мне кишечник не поранили. Но рвота в оконцове смазывала твердую резину. На другой конец шланга надели воронку и начали лить содержимое ведра. А в ведре было то дерьмо из туалета, которому уже было 3 дня. Они заливали и пропихивали палкой в шланг, чтобы лучше проходило прямо мне в желудок. Блевотина вместе с говном стала обратно выходить. Мне держали рот, чтоб я не выплюнула. Процедура закончилась минут через 20, пока не закачали всё содержимое. Залили литра 2, 5: После чего переключились на мою пизду.
     В лазарете они нашли шприц с толстой иглой. В него закачали остатки коричневой дерьмовой жижи и всунули иглу в шейку матки, постепенно заполняя внутренность. Жгло и щипало. В животе бурлило. После матки заполнили и уретру с мочевым пузырем. После чего у меня сразу скрутил живот с адскими болями. Сокамерницы убежали. А врач начал промывать мои дырки. Отлежала неделю с жаром. В гипсе ходить три месяца. Как я буду питаться в общем корпусе, я даже не представляла.
     В тюремной столовой начала просить более менее лояльных ко мне охранников и зэчек немного меня покормить. Один охранник согласился, но взамен решил для меня устроить испытание. Садовник во дворе начал чистку фонтана. Начальник увидел зеленую воду, и велел привести фонтан в порядок. Моей же задачей было принять в свою задницу и пизду как можно больше вещей выловленных из фантана. Охрана же снимала всё это на примитивные камеры матарскиго производства. На удивление, мои сокамерницы стали меня подбадривать и болеть. Ведь каждая вещь – это один день кормежки.
     Для удобства мне сунули в руки знакомую для меня воронку. Я подошла к бортику фантана и улеглась сракой и пиздой вверх. Рядом стоял садовник с сочком и охранник с совком и резиновыми перчатками. Охранник надел перчатки и рыбалка началась.
     На первый заход в сачке оказались 4 пиявки и тина. Тину отбросили в сторону, а пиявок засунули в пизду. Одна присосалась к клитору, остальные же стремились к матке, присасываясь к шейке. Далее в сочке оказалась лягушка. Она же отправилась в анус. Садовник растянул мне сфинктер, а охранник просто кинул мне ее в кишку. Я же мечтала о 30 вещах, чтобы хотя бы месяц быть обеспеченной едой. После слышны были овации. Садовник достал дохлую рыбешку всю в личинках. Это же добро засунули в пизду. Ощущения кстати были приятные, если не знать что это. Просто что-то скользкое и холодненькое прошло в дырку. 5 головастиков или ящериц – я так и не поняла, пошли мне в кишку. В брюшной полости я ощущала какое то движение. Весело видимо им там в кишке. Далее было не сильно интересно не для охранника, не для публики: пара камней, с десяток пиявок несколько невылупленных тухлых яиц и тина. На “месяц” насобирали. Только в пизде, дырка кишила личинками и пиявками, которые оставляли язвы после себя, а личинки же переходили от рыбы на открытую живую плоть. В жопе же все устаканилось, видимо задохнулись мои маленькие скользкие друзья.
     Охранник же забил мне пизду грязной тиной и грязью. А толпа опять оживилась. Из воды вытащили деревянную кеглю, всю в слизи и слизняках. Но она была слишком широкой для моей дырки. Но толпа начала кричать и скандировать мое имя. «Аб-ба-и-са! Аб-ба-ти-са!»
    Охранник же шепнул на ушко “даю плюс месяц, если впихнем”, я кивнула и они приступили. Узкая часть вошла без проблем, а широкая не входила. Садовник навалился на нее все весом, а охранник начал бить по донышку совком. Боль пронзила мой анал. Я бы еще раз согласилась на переломы рук, ведь я потеряла от боли сознание, чем в живую чувствовать как рвется анал. Кеглю до конца не забивали, чтобы можно было вытащить. Наружу пошло жидкое говно с раздавленными лягушками и головастиками. Сфинктер разорвали. Он просто разошелся под растяжением. От боли и криков я охрипла. Садовник всё вытащил а меня отвели в лазарет.
     Сфинктер зашили, но через неделю всё опухло и загноилось. Поэтому в жопу меня никто не трахал. Пизда же вся была в ранах и покусах. Когда ходила пописать, с мочей из уретры вылезла пара личинок. Главное чтоб остальные, если не дай Бог остались, не начали жрать меня изнутри.
     После двух недель сфинктер опух еще в два раза сильнее и был желто белого цвета. И меня увели в лазарет опять. В открытые раны попало заражение и начало все гноиться, что привело к отрофии мышц сфинктера, которые удалили во время операции. Во рту 10 зубов, соски откушены и порезаны крестом, половые губы с продавленными дырками, а жопа теперь не закрывается. Действительно ли – это моя судьба, быть той, какая я есть?!
     Как только всё зажило, санитар запихал в жопу кусок тряпки, чтобы говно не падало при ходьбе и отправил меня в камеру. В камере решили не трогать пока нижние дырки, чтоб не заразиться. Но МАМКА достала кусок толстой резины, заточила ножом под 7см шланг, длиной в пол метра и стала хуярить мой рот и горло. Воздуха и сил не хватало. Я была совсем слаба. А самотык пихали в глотку на всю длину. После чего его заменил шланг и через привычную мне воронку все мне поссали в мой желудок. Охранники, курящие у камеры, решили, что и мой желудок есть хорошая пепельница для бычков, и горящие окурки отправились мне в желудок. Шланг вытащили. Я отдышалась и попыталась уснуть.
     Спала я не долго. Всего час. Ведь через час МАМКА села на меня с куском стекла и решила отрезать мои соски под ноль. После того, как мне изуродовали соски, МАМКА часто говорила, что пусть у бабы вообще не будет сосков, чем такие. Скинуть ее с себя я не могла, я весила 50кг, а она около 120. Чтобы я не кричала, сокамерница засунула в рот все тот же знакомый громадный фалос. МАМКА же продолжала процедуру, и уже через две минуты у меня небыло первого соска. Со вторым все было гораздо быстрее. Отрезанные соски же залили мочой и отставили в сторону. А я прямиком полетела на операционный стол.
     Всё зашили. Недостающую плоть взяли с ляжки. А соски мои заставили сожрать на обед вместе с дерьмом сокамерниц и стаканом мочи. Сырое, вымоченное в моче и дерьме собственное мясо, я еще не ела. Да и никогда не думала, что попробую. Гипс тоже сняли. Конечности работали. Но было как-то не привычно. Будто не свои. МАМКА же не могла нарадоваться своей работой. Мне же это радости не доставляло. Теперь выглядит, будто распухло в двух местах. Лучше б уж совсем отрезали. Правда я бы тогда точно кони двинула.

About CobrastanCult

CobrastanCult
Messir Astaroth - это один из тех старичков, которые играют в EVE с тех древних времен, когда только-только увидел свет патч с порядковым номером #5 (пять). Это был Revelations I (2007), знаменитый своими патчноутами, раз и навсегда изменившими облик игры.