Home | Архив 2015-2016 | Dark Fiction | Erotic Cobrastan

Dark Fiction | Erotic Cobrastan

четверг, 5 ноября 2015 г.

Dark Fiction | Erotic Cobrastan

 Похождения в лесу.

Я никогда не хотел рассказывать об этой истории, так как мне сложно было представить человека, которого она могла бы заинтересовать. Конечно найдутся те, кто будут кричать про мораль и осуждать меня, но вне зависимости от этого, моя история произошла на самом деле, и имела свои последствия, о которых я напишу позже.

Дело было в лесу, неподалеку от моей деревни.

Я всегда любил гулять голышом, и получал сильнейшее возбуждения от страха, что меня может кто-то увидеть. Мне нравился ветерок, ласкающий мои гениталии, мне нравилось садиться своими яйцами на траву, и щекотать ей член, мне нравилось как по моим лобковым волосам ползают различные жучки, и как на них садятся мухи. Свое увлечение мне, понятное дело, приходилось скрывать от людей, так как я живу в деревне, и меня многие знают. Иногда меня видели, но издалека и только женщины, которые пугались зрелища обнаженного молодого человека, и потому сразу уходили. А встречи с мужчинами я избегал, так как боялся что меня вначале зачмырят а потом набьют морду и как-нибудь унизят или даже опустят.

Был обычный выходной. Я зашел в лесную чащу, и разделся на своем обычном месте. Гуляя по лесу как обычно голышом я случайно набрел на развалины какого-то старого сруба. Судя по всему, в былые времена этот дом был большим и по меркам прошедшего времени – очень роскошным. Сейчас же он представлял из себя покосившееся, полуразвалившееся строение, которое и жильем-то назвать нельзя. Внутрь я не заходил, потому что знал, что там пол засыпан мусором, осколками стекол, и засохшим дерьмом.

Неподалеку от развалин этого старого, некогда великолепного особняка, когда-то давно, во времена его молодости, был процветающий хутор, в котором жизнь по слухам пульсировала ключом. Потом все люди по необъяснимым причинам куда-то исчезли, и хутор опустел. Со временем дома сгнили и, то что от них осталось, пошло на отопление близлежащих деревень, в одной из которой спустя много лет родился я.

Все что осталось сейчас от старых домов – это поросшее бурьяном и молодыми деревьями поле, да старые ямы от домашних погребов. Всего их было семь или восемь, я точно не помню. Проезжающие мимо люди приспособили эти ямы под мусор, и постепенно заваливали их чем попало. Вокруг этих ям росла высокая крапива, как домашняя, так и дикая, которая сильно жалила. Соседские мальчишки считали за доблесть в одних шортах попрыгать или сплясать что-нибудь в глубине крапивных зарослей.  Это у них было своеобразным экзаменом на мужественность. Если смог, значит ты – “пацан”. Если не смог, значит – “баба”, с которой нормальные “пацаны” дружить никогда не будут.

Мне нравилось иногда разряжаться, хлестая себя по спине и ногам этой крапивой. Иногда я маленькими крапивными веничками хлестал даже по яйцам и члену. Вот и сейчас, я, проходя мимо, решил заглянуть сюда. Я знал, что вокруг было ни души, и следовательно, опасаться, что меня тут кто-то увидит, причин никаких не было.

Сделав всё то, что я собирался сделать, я ополоснулся в речке и пошел домой. На следующий день я снова пришел сюда. Спрятав свой велосипед в кустах, я надел рукавички, и, вытащив из джинсовой ширинки член, стал ходить возле кустов крапивы. Поначалу я делал это довольно нерешительно, но потом, осмелев, так как возбуждение нарастало с каждой минутой, я наконец решился и зашел в самую гущу жгучих зарослей, почувстсовав всем членом и яйцами дивные прелести ожога крапивы. Было вполне терпимо, и я даже покрутился там немного, подставляя член и яйца под новые ветки крапивы, которые прикасались к самой нежной части моего тела, и эротично скользили по ней, словно это были не ветки, а маленькие жгучие угли, которые согревали мой член изнутри, и переполняли его возбуждением.

Немного попривыкнув, я решил обострить ситуацию еще немного, и достал заготовленные еще дома штаны, в которых ехать на велосипеде, да и вообще показываться на людях было нельзя. Они были распороты по шву от опушки спереди и до опушки сзади, и мои гениталии свободно болтались и торчали наружу, как будто я их ничем не прикрывал. Я тут же пошел еще не притоптаными кустами крапивы, и сразу забрел в самую гущу. Крапива, ласково проскальзывая между ног, ударялась и тёрласи о член и яйца, постоянно жаля их в разных местах. Я представил, что на меня смотрят все мои знакомые и незнакомые деревенские девушки, и от этого сразу чуть не кончил.

Я переходил из одних зарослей в другие, и когда мои яйца и член стали чуть менее чувствительны, я нарвал крапивы, и, сделав из них веник, стал слегка парить себя между ног, стараясь попасть между ягодиц, и затронуть нежное пространство между мошонкой и анусом, так чтобы дико хотелось там сильно чесать и трахаться.

Тут-то и произошло то, чего я не ожидал и всегда боялся. Бросив косой взгляд на тропинку, которая от меня находилась в нескольких метрах, я повернулся назад к своей любимой крапиве, и снова резко посмотрел на тропинку. На ней стоял небритый мужик лет сорока, или около того, и смотрел на меня. Заметив, что я наконец-то его увидел, сказал:

-Может, помочь? – И ехидно улыбнулся.

Я растерялся и не знал что ему ответить. Просто стоял как вкопанный столб посреди зарослей крапивы, а мой член и яйца покачивались в разные стороны от моего волнения, так как я сам дрожал, не понимая, толи от испуга, толи от того, что я так неожиданно попался.

-Чего молчишь, может помочь – спрашиваю, а то самому-то небось не с руки себя хлестать-то? – Снова спросил он и подошел поближе, остановившись возле крапивы.

Я понятия не имел откуда он тут взялся. Он был намногос тарше меня и крепче физически. Злить и спорить с ним, было бессмысленно, и я только молчал.

– Ну, молчание – эт знак согласия! – Сказал он, и стал рвать крапиву голыми руками. Было видно, что он не белоручка. Руки были мозолистыми и сам он загоревший, как и все сельские жители, которые трудятся не покладая рук и на работе, и дома, и с утра до вечера.

Подойдя ко мне, и все еще ехидно ухмыляясь, он шлёпнул меня веником крапивы между ног.
-Ну как? – Спросил он.

-Ничего. – Коротко ответил я.

– А так? – И он снова хлестнул меня по яйцам и члену между ног. Причем проделал это дважды.

– Норма-ально… – Чуть ошарашенно ответил я, заметив, что у него в штанах стал образовываться бугор. Тут-то я и понял, что он наверное давно наблюдал за мной, и все никак не мог решиться выйти, пока я его не заметил.

– А если так? – и он снова несколько раз махнул своим крапивным веником, отхлестав меня по яйцам, заднице и члену.

– Ничего. – Тихо ответил я, и даже не шелохнулся.

После этого он как-то даже удивленно хрюкнул, и начал хлестать меня со всех сторон. Шлепки сыпались на мои многостродальные члены со всех сторон, и только после двадцатого или тридцатого шлепка я услышал его голос снова.

– Ну как, жалит?

– Не так сильно… – Ответил я, умолчав о том, что в моей голове давно шумело от сексуального возбуждения. Наверное примерно так шумит в головах у подростков, которые дрожащими руками стягивают с подружек джинсовые обтягивающие шортики.

Мужик взял у меня рукавички, обстоятельно нарвал новый веник, и с новой, утроенной силой, стал парить мне промежность, лобок, гениталии и попу.Так продолжалось несколько раз, пока он не исхлестал три или четыре веника.

– Сильно жжёт? – Неуверенно спросил он.

Я как можно более спокойно ответил, что я перестал чувствовать, и поэтому его веники теперь не жгут совсем.

Мужик округлил от удивления глаза, и, нарвал снова веник, натолкав в него и домашней, и дикой крапивы, после чего стал жилить меня еще с большей яростью, чем прежде. Я даже стал помогать ему, сняв свои разрезанные штаны и поставив ноги на ширину плеч, чтобы ему было удобнее. А когда он велел мне лчь на траву и раздвинуть ноги, я выполнил это с такой быстротой, что сам от себя не ожидал такого, и удары крапивными вениками посыпались с новой силой. Сейчас, когда я лежал, парить было удобнее и привычнее, шлепки были намного более резкими, и прижигали гораздо сильнее, чем когда я это делал сам. Я даже несколько раз ойкнул, но не подал вида, что мне было больно.

Экзекуция крапивой по моим гениталиям и нагому телу продолжалась более получаса, если не час. А то и больше.  Я уже в области паха, зада, и спины ничего не чувстсовал, и мне было все равно, сколько он будет еще меня там парить. И потому, я спокойно лежал, подставив свои спину, задницу, яйца и член под удары веником. Мужик понял, что мне уже всё стало безразлично, и, чтобы показать свое превосходство надо мной, сказал:

– На сей раз хватит, в другой раз, если попадешься – пеняй на себя. – Сказал он и бросил мне рукавички с многострадальным веником.

Он повернулся, и я увидел, что его брюки спереди надулись огромным бугром. Его член стоял как кол от всего, что он видел и проделал. Видимо, он получил массу экзотических ощущений и впечатлений, и теперь достойно ретировался, медленно шагая в сторону леса.

Я встал и пошёл к велосипеду, чтобы переодеться и возвратиться домой. Мой член и яйца не ощущали ровным счетом ничего. Даже прикосновения моей руки. Я знал, что так бывает и не особо расстраивался. Пока я добирался до дома мой член и мошонка изрядно опухли. Волдыри были по всей поверхности члена и яичек, а так же по всему телу.

Конечно ощущения были как и всегда необычные, но больше всего меня возбуждало то, что я получил их не от любящих ласк женщины, а от того, что мне член и яйца отжарил крапивой простой мужик. Прохожий, который случайно меня увидел, оказал неоценимую помощь, и снова ушёл собирать грибы. Сознание того, что он мог бы мне набить морду, постепенно улетучилось, и я даже стал менее скептически относиться к тому, что меня, совершенно обнаженного, могут увидеть в лесу местные мужики.

(c) из ненаписанного дневника Мессира.
(Visited 16 times, 1 visits today)

About CobrastanCult

CobrastanCult
Messir Astaroth - это один из тех старичков, которые играют в EVE с тех древних времен, когда только-только увидел свет патч с порядковым номером #5 (пять). Это был Revelations I (2007), знаменитый своими патчноутами, раз и навсегда изменившими облик игры.